Кошелек или жизнь* (часть вторая)(история медицинского страхования в Канаде).

Первую статью можно прочесть здесь http://www.arbetov.com/?p=1331

кошелек или жизньНа протяжении нескольких десятилетий канадцы не переставали гордиться своей медицинской системой, которая считалась одной из самых неплохих в мире. Однако, ситуация постепенно ухудшалась, и теперь стало очевидным, что любая система, даже в основе которой лежат правильные и справедливые принципы, может быть изуродована, если ее своевременно не корректировать в согласии с современными реалиями.

Длинные листы ожидания на жизненно важные хирургические операции, переполненные пункты неотложной помощи, постоянные задержки диагностических тестов – в Канаде стали скорее каждодневной нормой, чем исключением. Быстрый доступ к качественному медицинскому обслуживанию, увы, не является уже характеристикой канадской программы Medicare. Среди канадцев растет откровенное разочарование от современного качества Medicare. Тем более, что официальные отчеты указывают на то, что это только «верхушка айсберга».

Как и везде в мире, население Канады стареет, и ясно что как только поколение “baby-boomers” достигнет пенсионного возраста, спрос на медицинские услуги будет расти в геометрической прогрессии. Очевидно, что реформа Medicare неминуема. И если исторически Medicare основывалась на принципах социальной справедливости и государственного финансирования медицины, то сложившаяся в настоящее время ситуация требует помощи частного сектора. Справедливости ради надо отметить, что Канада не одинока в этом, я бы даже сказала, что каждое государство в мире продолжает искать пути улучшения своей медицинской системы. На мой взгляд, основная причина этого в том, что медицина как технологически- и наукоемкая область переживает невиданный прогресс. Еще 10-15 лет назад люди и не думали о том, что диализ почек, шунтирование сердечных сосудов, пересадка искусственных органов, ядерно-магнитное резонасное исследование будет доступно простому смертному. Тогда эти технологии не являлись общепринятой медицинской процедурой. Сегодня все по-другому. Ранее считавшиеся неизлечимыми болезни, сегодня имеют огромный шанс быть вылеченными, и качество жизни больного может быть в десятки раз улучшено даже в терминальных случаях. Ранее не диагностируемые на первых стадиях болезни просто не подвергались лечению, и люди умирали с полной уверенностью, что врачи сделали все, что смогли. Теперь диагностическое оборудование позволяет начать лечение на ранней стадии. И никакому больному в голову не придет спросить: «А сколько в действительности обходится обществу эта возможность использовать технологический прогресс для по сути дела продления жизни больному, которого невозможно было спасти, случись это 10 лет раньше?» Ведь все эти фантастические технологии ужасно дороги на самом деле. И если отчисления на медицину не учитывают этих изменений, то кризиса не миновать.

Другой немаловажный фактор современной медицины – доступность информации. Сегодня любой человек через интернет может сам прочитать о своей болезни и узнать какие самые новые и эффективные способы лечения существуют, и естественно он требует именно этого лечения, обратясь к врачу. Если бы больной не знал о самых современных методах лечения, врач мог бы назначить лечение подешевле, но после того, как человек настаивает на дорогом методе, врачу не приходиться выбирать. Я бы сказала, что это «оборотная сторона» медали под названием «медицинская технология». Поскольку медицинские услуги дорожают значительно быстрее, чем государственные ассигнования на медицину, возникает риторический вопрос – Готовы ли люди платить за этот современный уровень медицины?
В Японии, стране сказочных технологических нововведений, на этот вопрос в какой-то мере смогли ответить. Так, в Японии существует тоже государственная система медицинского страхования (причем обязательная для всех ), которая покрывает от 70-80% медицинских счетов на все возможные медицинские процедуры, включая и посещения стоматолога, и покупку лекарств. Причем если ваш счет даже после покрытия страховкой составляет более чем 600 долларов в месяц (такое случается при госпитализации, сложных операций и т.д.)– больной платит из своего кармана только 600 долларов (deductible), а остальное государственная страховка. В том, что это недорого, я убедилась, когда мой сын в Японии оказался в госпитале с травмой коленного сустава и после операции пролежал там 2 месяца. Счет за 2 месяца составлял около 23.000 USD, из чего мы должны были заплатить 240 долларов за еду и по 600 долларов за каждый месяц. Но, поскольку у нас была не только государственная страховка, но и страховка сотрудника университета, то 1200 долларов заплатил университет, а мы только 240 долларов за больничную еду, которая кстати говоря, очень нравилась сыну.

Откуда берет деньги государственная страховая компания Японии? Из ежемесячных взносов – premiums. Такие же как и у нас в Британской Колумбии, но с двумя существенными разницами – в Японии взнос зависит от уровня зарплаты и составляет в разных провинциях от 10 до 15% (и планируется повысить до 20% с учетом старения населения в будущем и неуклонным прогрессом в медицинской науке). И второе – деньги платятся непосредственно государственной страховой компании типа Medicare. Причем эта компания является non-profit, имеет свои подразделения в разных провинциях, и ее бюджет и сколько она покрывает зависит от числа работающих в провинции. Например, 6 месяцев мы прожили в городе Нагоя, который относится к провинции Айчи, и страховка покрывала 80% любых медицинских услуг (включая стоматолога, окулиста и аптеки). А затем, мы переехали в город Хамаматцу, который относится к Шизуока префектуре, где эта же самая страховая компания покрывала те же самые услуги, но уже 70%. Оказывается, экономика Айчи префектуры лучше так как больше работающих, больше денег в бюджете – большее материальное покрытие. (Аналогично, в Британской Колумбии мы платим премиум Medicare, а в Онтарио не платят) Итак, в Японии каждый работающий человек платит налоги государству, но налоговые деньги не тратятся на медицину, а тратятся на другие цели (поэтому налоги по сравнению с Канадой ниже). За медицину каждый работающий японец платить 10-15% заработной платы государственной страховой организации. Эта организация в каждой провинции имеет независимые подразделения, которые в зависимости от уровня экономики данной провинции и ситуации бюджета компании, устанавливает какой уровень страхования предложить жителям. Эта страховая компания заводит на каждого плательщика отдельный счет и ежеквартально присылает японцам тщательный отчет, сколько денег накоплено семьей плательщика и сколько страховая компания заплатила ему, или его членам семьи за ту или иную медицинскую услугу. Многие возразят – это же грабеж! Если я работаю и имею хороший заработок, при этом не болею, то получается, что я оплачиваю медицинские счета безработных или каких-то бомжей! Уж лучше как в Америке – плати постоянную сумму, пусть высокую, но не зависящую от дохода. При этом меня не должно касаться, что кто-то не в состоянии заплатить за страховку. Нет у него денег – нет и медицинских услуг, это так просто!

Да… Я конечно же не собираюсь глубоко вникать в разницу менталитета японцев и американцев в этом вопросе, но я бы очень не хотела, чтобы травма моего сына произошла с ним не в Японии, а в Америке. Что бы было бы с моим сыном, окажись мы в момент травмы в Канаде? Смогли ли бы врачи сделать операцию в тот же день, как мы появились в поликлинике, да не просто операцию, а с использованием эндоскопического аппарата для суставов (артроскопа под контролем компьютера) ввести в воспаленную суставную сумку дренажную трубочку и промывать в течение 40 дней раствором сильнейших антибиотиков сустав, собирать каждый день суставную жидкость и проверять ее на чувствительность к антибиотикам. Затем разрабатывать и реабилитировать неподвижный сустав и поставить на ноги ребенка с 100% выздоровлением. Лечащий врач в Японии был страшно доволен результатом лечения, особенно после того, как узнал, что сын вернулся в cвою школьную футбольную команду. По его словам с таким диагнозом в спорт не возвращаются, поскольку редки случаи 100% реабилитации. И хотя я очень люблю Канаду – мою вторую родину, я не ошибусь, если скажу, что Канаде еще очень далеко до Японии. И одна из причин – если я плачу Medicare только 108 долларов за семью в три человека, что несоизмеримо мало с тем, сколько платят японцы за свою медицину, как же я могу ожидать одинаковый уровень услуг?! Как здесь любят говорить: «You get what you pay». Конечно же канадское государство доплачивает за медицинские услуги из бюджета, то есть на самом деле каждый работающий в Канаде человек оплачивает медицинские услуги, платя налоги, но какая часть этих налогов выделяется медицине, никто ведь точно не знает. Сегодня Гордону захотелось выделить 100 миллионов из бюджета, а завтра у него напряженка, значит на 30 миллионов меньше. Очень напоминает Советский Союз.
Мне почему-то кажется, что одной из причин кризиса медицины в Канаде является безотчетность прихода и расхода денег за медицину. Чтобы не быть голословной, давайте посмотрим официальные статистические данные о канадской медицине.

Как можете заметить, на первый взгляд «бесплатная медицина» на самом деле оплачивается за счет налогов. Правительство является посредником между человеком и медицинским учреждением. Однако, в этой официальной таблице нет конкретной цифры, сколько процентов налоговой массы поступает целенаправленно на медицину, и сколько процентов налогов платится медицинским учреждениям за их услуги. Единственное, что мы можем точно сказать, что правительство Британской Колумбии получает фиксированную сумму от индивидуумов – 36 долларов от одинокого, 64 – от семьи в 2 человека и 72 доллара от семьи, где трое и более. Как сообщается в гос. отчетах, в 1998-1999 годах Medicare получила 876 миллионов долларов за счет этих взносов. Кажется, что много, однако, только врачам Британской Колумбии за их услуги в 1998-1999 году было выплачено 1.45 миллиардов долларов. То есть взносы, которые мы платим, покрывали в 1998/1999 годах только 60% наших посещений к врачам (источник CIHI, MSP, BC Stats and Statistics Canada), остальное из бюджета собранных налогов. Не знаю, как вам, но меня лично такой расклад несколько огорчает. Я бы хотела бы знать, когда я плачу налоги, какой процент моих денег будет использоваться целенаправленно на медицину, какой на содержание государственного аппарата, какой на образование и т.д. Точно также, как я знаю у себя в семье, сколько мы тратим за рент, за электричество, на еду и т.д. Вот японцы по части медицины знают сколько платят, и когда им надо, они знают с кого спросить и куда пожаловаться. В Америке тоже знают сколько платят и кому в карман – частным страховым компаниям, в результате около 15% населения просто не застраховано, поэтому американцы ругают свою систему медицины. А в Канаде? Мы много платим таксов, которые не знаем как правительство тратит на медицинские цели, в Британской Колумбии платим премиум Medicare максимум 72 доллара, и если недовольны медициной — куда жаловаться, с кого спрашивать? Не нравится мне это. Безотчетно как то, безответсвенно. Не поэтому ли, Канада имеет такую огромную государственную задолженность. Оказывается, что начиная с 1989 года до 1999 года национальная задолженность выросла более чем на 61%, что составило 640 миллиардов долларов (источник Gross Public Debt – Department of Finance Web site, Population CIHI – National Health Expenditure Trends 1975-1999) Для наглядности, используем per capita basis, то есть на душу населения. Так, в 1975 году каждый канадец имел национальную задолженность 2,635 долларов. К 1999 году эта задолженность выросла до 21,132 доллара на каждого человека, включая каждую женщину и ребенка. В 1975 году, национальная задолженность составляла 35% произведенного валого продукта, к 1995 году – цифра почти удвоилась до 77%. Это означает, что из каждого производимого доллара, государство должно заплатить долг 77 центов. Правда, эта цифра упала до 71% к 1999 году после того, как федеральное правительство урезало отчисления провинциям, в том числе и на… медицинские услуги. Если же посмотреть официальные отчеты по Британской Колумбии, то ситуация еще хуже. Провинциальный долг составлял 32 миллиарда 1999 году, тогда как в 1989 – 16.4 миллиарда.
Если перевести на душу населения, то каждый житель нашей провинции должен дополнительно 7,997 долларов (источник – BС Financial and Economic Review). Ясно, что не контролируемое и халатное отношение к вопросу медицинского финансирования и нежелание правительства серьезно взглянуть на вопросы реформирования медицинской системы частично внесли свой вклад в повышении национальной задолженности. И теперь мы в ситуации Tomorrow’s Tax Dollars Spent Today.
Что же делать в такой ситуации? Предпринимает ли правительство какие-то меры?
Об этом вы узнаете в следующей статье.

Лора Макс, Ванкувер



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *