Кошелек или жизнь (система медицинского обслуживания в Канаде, часть 1)

страхование жизниХорошая ли система медицинского обслуживания в Канаде? Чем она отличается от медицинских систем в других странах? Много ли на самом деле канадцы платят за медицинские услуги? Почему, с одной стороны, все твердят, что в Канаде не хватает врачей и медсестер, надо ждать своей очереди на операцию, и при этом новое правительство объявляет о закрытии трех госпиталей и сокращении 6,500 рабочих мест в медицинских учреждениях? Список подобных вопросов можно продолжить, они волнуют каждого из нас.

Так уж получилось, что судьба подарила мне возможность пожить в четырех развитых странах – Союзе, Японии, Америке и Канаде. И в каждой стране медицинская система всегда находилась под прицелом общественной критики. Средства массовой информации с удовольствием освещали как про-правительственные, так и профсоюзные точки зрения на вопрос о реформировании системы, зачастую абсолютно взаимоисключающие друг друга. Из чего я сделала такой вывод – тема о медицинском обслуживании НИКОГДА не потеряет своей актуальности. И это вполне объяснимо, ведь затрагивается самое главное в нашей бренной жизни – здоровье и деньги, причем немалые деньги. Поэтому я и решила разобраться, насколько соответствуют реальности утверждения о принципиальной уникальности канадской медицинской системы.

Если эта система требует реформирования, то как это предполагают осуществить федеральное и провинциальные правительства Канады? Чтобы лучше понять предлагаемые нынешним правительством изменения в медицинских структурах, давайте обратимся к историческим предпосылкам – как развивалась система здравоохранения на протяжении 1867- 2001 годов.

На ранних этапах становления Канады (1800) экономически слабая страна наряду с множеством проблем вынуждена была постоянно решать и трудные медицинские – каждый третий страдал туберкулезом, эпидемии гриппа косили работников, был высокий уровень ранней детской смертности и т.д. Госпитали в то время в основном организовывались при церквях или при благотворительных домах, и лишь небольшая часть финансирования выделялась правительством на медицинские цели. Интересно, что госпиталь всегда являлся центром канадской «коммюнити», при этом жители непосредственно участвовали в организации медицинской службы, многие из них являлись совладельцами или финансистами госпиталей. Больные должны были платить за обслуживание в полном размере из своего кармана. Если у кого-то денег не хватало, ему ничего не оставалось, как просить помощи у общественных организаций или филантропов. И только в 1867 году, после подписания British North America Act, согласно которому Канада была объявлена суверенным федеративным государством, всю ответственность за здравоохранение было решено отдать провинциальному правительству на местах.

При этом в законодательных актах пункт о здравоохранении занимал лишь незначительную по важности часть. На первое место выступали такие вопросы, как организация налогообложения, проблемы землераспределения и организация государственных тюрем.

Однако, разразившаяся Первая мировая война, а вместе с ней экономическая нестабильность, вынудили правительство взглянуть на здравоохранение более серьезно. Оказалось, что когда надо было призывать мужчин в действующую армию, 50% мужского населения оказалось по медицинским показаниям совершенно не годными к службе. При населении 8 миллионов человек с трудом удалось собрать армию примерно в 600 тыс, из которых 3 тыс было мед сестер. Именно эти люди были первыми, кто получил полную медицинскую страховку от государства. Эксперимент со страховками оказался настолько обнадеживающим, что правящая в то время либеральная партия приняла за основу (август 1919) принципы страхования и для других групп населения, включая страхование по инвалидности, безработице, пенсии, пособия по беременности и т.д.

В период между 1915-1935 г.г. в разных провинциях и компаниях стала появляться новая форма страхования – когда человек мог покупать медицинские планы за счет предоплаты. За определенную помесячную сумму человек мог обеспечить себя возможностью не платить полностью счета за полученную медицинскую помощь.

Но 24 октября 1929 года фондовая биржа рухнула, положив начало «Великой депрессии». Годы депрессии оказались решающими в плане испытания, смогут ли канадские страховые компании обеспечить бесперебойное медицинское обслуживание в условиях спада на рынке труда и сниженного уровня жизни людей. Во многих регионах правительство соглашалось частично оплачивать медицинские счета. Но экстремальные условия еще острее показали, что требуется коренное переустройство медицинской системы, что нельзя оставлять бедных, обездоленных людей без поддержки, что болезни и нищета обходятся в итоге значительно дороже для общества.

В ответ на серьезные последствия депрессионного периода, Канадская Медицинская Ассоциация выпустила в 1934 году труд «Medical Economics», в котором сравнивались страховые медицинские программы Германии, Франции, Южной Африки и США. Был сделан однозначный вывод — Канаде нужна государственная страховая медицина, основанная на следующих краеугольных принципах:

  • покрывать мед.расходы всех, независимо от материального благосостояния
  • обязательное участие в страховании всех членов семьи работающего
  • свобода выбора врача
  • отсутствие всяких экономических барьеров между врачом и больным.

Однако, предлагая эту систему, авторы предупреждали и о том, что она несет в себе огромную опасность, ибо стремиться стать «cure-all» с вытекающими последствиями повышенного налогообложения и уравниловкой.

Этот труд послужил основой для создания различных государственных программ и законодательных актов по здравоохранению в различных провинциях. И хотя обсуждения этих программ не прекращались ни на минуту, Вторая мировая война и годы после нее оказались наиболее убедительными аргументами в пользу развития государственной страховой медицины и сформировали направление действий колеблющегося правительства: каким путем следует развиваться канадской медицине.

В 1966 году была введена та система здравоохранения, которой так гордились (не без основания) канадцы на протяжении более чем 30 лет и которая почти без особых изменений дожила и до сегодняшнего дня – Medicare. Medicare – это комплексная страховая программа, которая включает каждого члена канадского общества по основным видам лечения – амбулаторное, то есть визиты к врачам, лечение на дому (медсестры и няни для особой категории больных), и стационарное, то есть госпитальное лечение. При этом Medicare в канадской интерпретации значительно шире, чем просто оказание медицинской помощи, она основывается на принципиальных положениях о справедливости и сострадании, поэтому покрывает и уход за старыми людьми, инвалидами и людьми с психическими отклонениями.

крупные производители лекарствЧто же тут уникального? — возразит читатель – Во многих странах то же самое. Не совсем так. Дело в том, что в любой медицинской системе есть две основных составляющих – финансирование системы (funding) и непосредственное обслуживание медицинскими услугами (medical service delivery). Оригинальность канадской системы в том, что 90% service delivery осуществляется врачами и специалистами частным путем, то есть у врачей есть зарегистрированные частные предприятия по оказанию медицинских услуг. При этом врач выкупает у государства право на такую частную практику в виде не только бизнес-лицензии, но и специальной медицинской лицензии. Врач выставляет счет за свои услуги, но больной напрямую врачу не платит, доктор получает деньги от так называемого MSP – medical service plan, то есть от государственной национальной страховой компании.

Исключением являются те случаи, когда MSP не покрывает какие-то специфические услуги, например, зубное протезирование, клиники ультразвуковой диагностики, клиники искусственного оплодотворения и абортивного прерывания беременности, глазные хирургические клиники, косметические операции и т.д. В этих случаях отношения между больным и врачом основаны чисто на коммерческих началах. Врач выставляет счет, больной платит из своего кармана. То же самое и с лекарствами. При чем торговаться не приходится. Цены высокие, на мировом уровне. Поэтому есть частные страховые компании , которые могут покрывать эти услуги.

А что же финансирование? А вот в финансировании наоборот, 95% public, то есть государственное и только как non-profit, то есть государство финансирует медицину не для того, чтобы иметь какую-то прибыль, а для выполнения социального долга перед обществом. Медицина изначально не может быть прибыльной, она так же убыточна, как и любые государственные программы, такие как строительство дорог, изучение космоса, общественный транспорт и т.д. «Как только финансирование медицины приобретает прибыльный характер, теряется социальная ответственность перед обществом, а остается одна ответственность перед акционерами – любыми способами получить наибольшую прибыль», — так утверждал доктор Friedman в 1962 году при дебатах, какой быть канадской медицине. И немалая доля правды в его словах, увы, есть. Лучшим примером, наверное, могут служить фармакологические компании, финансируемые частным образом, которые нередко взвинчивают цены на тот же анальгин, аспирин или витамины, но под разными коммерческими названиями или в другой красивой упаковке ради одной цели – прибыль, с которой они обязаны платить дивиденды акционерам.

Так все же, плохо это или хорошо, когда государство выступает финансистом в отношениях между больным и врачом? И то, и другое. С одной стороны, государство контролирует ценовую политику в медицинском обслуживании и не позволяет врачу выставлять крупные счета за свои услуги, что вызывает, конечно, недовольство канадских врачей и, как результат, отток канадских специалистов в Америку. С другой стороны, любая монополия, особенно государственная, трудно реорганизуется и, как правило, имеет ряд бюрократических недостатков в управлении.

Но самый плохой сценарий возникает тогда, когда правящая партия в угоду общественному мнению и чтобы быть переизбранной на следующий срок начинает использовать актуальные проблемы медицины в своих политических играх, тогда и врачи и больные оказываются в роли беспомощных заложников политических популистов. Последствия такой игры проявились в полной мере в Британской Колумбии, что и привело к кризису медицинской системы нашей провинции. Подробнее об этом читайте в следующей статье.

Лора Макс, Ванкувер.

Вторую часть статьи читайте здесь: Кошелек или жизнь: система медицинского обслуживания в Канаде, часть 2

Другие материалы по теме:
Здравоохранение Канады: современная система страховых и медицинских аспектов
Медицина Канады. «Кленовый лист — ствол здоровья?»

Примечание*: Настоящая статья публикуется с любезного разрешения альманаха «Большой Ванкувер».

Понравилось? Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *