Об образовании в мире: куда да что… (Часть V — заключение)

ПОСЛЕСЛОВИЕ и ВЫВОДЫ

Ну вот, такова моя несколько сумбурная статья. Я приглашаю всех принять участие в дискуссии, правда, сколько ни дискутируй, все равно упрешься в одно – дискуссии будут о «системном образовании». Поэтому повторяю: я, как независимо мыслящий индивид, системы отрицаю в принципе. Они, «подлые системы» существуют на то, чтобы в них вписываться или не вписываться и следовать их правилам игры или нет. Иммигрировать или оставаться на родине и приспосабливаться. Иммигрировать и тоже все начинать сначала, то есть опять-таки приноравливаться к новым условиям. Общее: так или иначе, надо немного повкалывать при системе, чтобы на отлично закончить общеобразовательную школу и поступить в престижный университет, — это в любой стране. В общем, это конечно разумно.

Подлинное же образование происходит либо с подачи независимого «учителя», либо при самообразовании или вовсе не происходит, как у большинства (что для системы идеально). Увы, такое (подлинное) образование не протестируешь ни квизами, ни экзаменами, ни зачетами. Даже именитые физики и биологи могут ковыряться в общепризнанной струе, а на самом деле приносить огромный вред обществу в целом. Пример: создание химических лекарств и препаратов, которые дают побочные эффекты (это особый разговор). Но биологи, тем не менее, продолжают биться нам лекарствами и выведением мутантов.

Подлинное образование или самообразование, увы, часто оборачивается трагедией: тот же Мартин Иден из романа Джека Лондона бросился в океан. Но успокойтесь, — это всего-навсего вымышленный персонаж, плод фантазий Джека Лондона. Или мастера, создающие шедевры, зачастую влачат бедное существование. Джордж Орвелл написал небезызвестный «1984». Писатель умер в нищете, успев пожать материальные плоды труда только за некоторое время до смерти. Теперь же роман в обязательной программе читают студенты университетов. Сколько бы он сейчас получил гонораров за распространение книги? Ван Гог, обпившись абсенту, отрезал себе ухо. А советский академик Гумилев с его теорией развития цивилизаций (ее, впрочем, я бы оспорил, но отдаю огромное должное сему труду)? Он обитал в коммунальной квартире в Петербурге. Учился же и набирался знаний по своей собственной методе – книги читал явно не ординарные.

Еще выводы? Самые простые. Образование отражает интересы СИСТЕМЫ – советской или западной (европейской и североамериканской) или же азиатской (японской) и иже с ними. На заре СССР действительно начала создаваться и потом и продолжилась такая образовательная метода, которая была призвана воспитывать гармонически развитого индивида. Не ее вина, что просвещение вошло в конфликт с системой, когда та стала рушиться. Мы сейчас собственно и наблюдаем агонию этой борьбы. Россия в эпоху глобализации волей-неволей должна влиться в систему экономически и политически продвинутых стран и переделать систему образования на их лад. Просто чтобы интегрироваться. С другой стороны, Россия всеми силами противится этому процессу, ибо все же существует российская уникальность, как ни странно. Но это особый разговор.

Образовательная система Запада, увы, тоже не идеальна. Она подчинена стандартизации, — имеет место стабильность с усредненными экзаменами, тестами, и мозаичными, вырванными из контекста познаниями и информацией (читайте Кара-Мурзу в конце концов!). Или же, конкретным получением специальности. В России это тоже присутствует – ПТУ и Техникумы. А иначе системы не будут функционировать, и все начнут задумываться, что да как в мире такого происходит, и зачем собственно происходит.

Вы хотите уникального образования на Западе, – делайте доктора: Ph. D. Это вполне доступно, только немного долговато, — не так, как на родине. Там, в России, «корочка» кандидата или «доктора» сейчас, увы, просто-напросто покупается, что, конечно, же просто отвратительно с точки зрения морали. Есть опция: как тот же Джек Лондон, идите в библиотеку, берите соответствующие книги, по которым не учатся в университетах и школах, и читайте-читайте. О, да! Также делали и товарищ Ленин (его прогнали из универа, вот и читал сам), гм, и тов. Сталин. Библиотек в Канаде и Штатах премного, и они на порядок лучше, чем даже в Японии (с Россией я не сравниваю). Я бы лично не получил всего того, что я познал, если бы самостоятельно не читал литературу, которая, мягко сказать, не поощрялась и не поощряется ни на Западе, ни в России. Ну, скажем, не входят сии книги в список рекомендуемой литературы, где бы это ни было. Тем не менее, именно они и приводят сознание в движение и заставляют задуматься и дают энный стимул к жизни. Здесь я имею честь упоминать книги только о гуманитарном знании. К сожалению, я просто не знаком с тем, что происходит в сфере технической или естественных областях. Думаю, много чего интересного могло бы нас ждать на сем поприще тоже.

Напоследок: помимо постижения японского и английского, «внеклассно» читали у нас в ИСАА при МГУ немногие. Весь тот багаж художественной, исторической и филологической литературы, который в идеале мы должны были пройти, на самом деле «проходился» единицами. А остальным «пятерки» и «четверки» все равно ставили и, как ни странно, даже охотнее, чем тем, кто на самом деле читал больше. Да, интересно и то, что японский, который мы учили за четыре года, при свободной западной системе можно выучить за год или два. Как? Элементарно: просто надо поехать в Японию и учить на месте. Так многие и делают, – устраиваются учителями английского и полный вперед. Весь мир открыт с канадским/австралийским/новозеландским паспортом, разве не так? Мир для большинства из нас, простых смертных, был закрыт при номенклатурной системе Брежнева, увы.

Возвращаясь к магистру и/или доктору в Северной Америке, повторяюсь. Я, как слушатель, посещал семинары для докторов наук (Ph.D.) по истории и литературе Японии в университете Индианы. К каждой семинарской неделе надо было прочитывать по одной-двум толстым книгам по теме. Каково? Или же мне довелось вести спецкурс для магистров по литературе Японии. Признаюсь – мне, читавшему все это по несколько раз, приходится несладко. Нужно постоянно поддерживать себя в форме и опять-таки в который раз перечитывать тонны японской литературы и критики на нее (весьма бестолковой по большей части, и она уже в горле сидит, черт возьми!), ну, правда, теперь на английском.

Не могу сказать, что курс кандидата наук на родине такой же. Там никакого такого курса по специальности вообще нет. Пример – опыт автора сих строк. Кандидатскую я защищал как соискатель, то есть вначале просто сдал экзамены по философии, английскому языку и специальности – восточной литературе. Если по английскому и философии надо было написать хотя бы реферат и сдать экзамен, то «пятерку» по восточной литературе научный руководитель нам устроил, – его коллеги взяли и просто нарисовали. Занятий у меня, как соискателя, вообще никаких не было и в помине. Все что я читал, это я делал сам для себя, и никто меня не заставлял. Также как и спецкурс на родине по «современной культуре Японии», который я собственноручно ввел в учебный план кафедры (как потом оказалось, ни к селу ни к ж___е). Спецкурс основывался на ворохе всей современной литературы, что я прочитал на английском и японском, ибо на русском нового материала по культуре, истории и обществу Японии просто не издавалось.

Когда мне предложили читать курс «Современная литература Японии» в МГУ, никто не сказал, что и как я должен читать. Слава богу, своей головой, как говорится, дошел. А что тут «доходить» — бери и читай сам для начала, ну, читай, конспектируй и запоминай, и сделай так, чтобы студентам было интересно, то есть, наполни материал хорошими, яркими фактами. Помогла Библиотека Иностранной Литературы и отдел Японского Фонда при ней. Там я нашел немало чего полезного и познавательного (увы, с собой книги забирать было нельзя). А также некоторые коллеги и друзья, которые снабжали меня книгами на всех языках на сей счет, — они помогли. Ну а также моя скромная личная библиотека. Ни завкафедрой, ни научный руководитель палец о палец не ударили, — ни советом, ни консультацией, — чтобы хоть как-то «направить» меня в деле составления, корректировки. Да простит их Господь. Научный руководитель сейчас все равно в Израиле на вэлфере и тех деньгах, которые он выручил от продажи трехкомнатной квартиры на Тверской (думаю тыщ на двести-двести пятьдесят долларов). Мы с ним иногда перезваниваемся. Я деликатно не упоминаю о том, что было в прошлом, и мы в целом обсуждаем наш скромный быт и существование – В. С. говорит о его «жисти» и перипетиях в Израиле, а я о том, как пытаюсь пробиться тут, в Канаде. Вот и все.

Еще я опять хочу сказать, что ваше истинное образование зависит исключительно от ВАС. Читайте, анализируйте, наймите репетитора. Но не для того, чтобы натаскивали по экзамену или учебной программе. Требуйте с них тех знаний, которые не дают в школах, ибо в школе вы и так получите все, что требуется (но только при старании опять-таки). Если это, конечно, нужно вашим детям в их целях. А может, дети просто хотят жить расслабленно и в свое удовольствие, не обременяя себя тем, чем в средней советской школе были завалены мы? Может, им доставляет больше удовольствия строить картонные дома, лепить из пластилина, рисовать или бренчать на гитаре или дудке (слава богу, не в подъезде). Может, так и надо жить в развитОй стране? Или же детям хочется получить какую-нибудь одну специальность, а потом следовать ей, ну и, таким образом, зарабатывать? Ну, или им вовсе и не надо постигать основы всех наук подряд, – и гуманитарных и естественных – в средней школе, лицее, гимназии? А хотят они в элиту (точнее их родители), тогда уж и пущай ходЮт по кружкам, школам «Hebrew» или усиленного русского языка, идут в магистратуру, вступают в Sorority & Fraternity, а затем делают «доХтУра». С другой стороны, тоже неплохо. Кому, как говорится, что.

Вспоминаю себя: с первого класса родители меня послали играть на аккордеоне в музыкальную школу. Не знаю, почему именно на нем, а не на пианинЕ, баяне или той же скрипке. Мы с мамой предварительно сходили в музыкальную школу на собеседование-interview. Так они, музыкальные педагоги сказали, что я смотрюсь очень мило со скрипкой в руках, так что на сцене буду выглядеть весьма недурственно. Так почему бы меня было не отдать на «скрипку», черт побери?! Но не отдали, — послали на аккордеон. Так вот, два дня в неделю в течение пяти лет я проклинал то время, когда с понурой головой я отправлялся на эти музыкальные курсы в сопровождении бабушки, — «идтить» пешком нужно было минут двадцать. Бабушка машину тогда водить не умела. В рюкзаке она несла аккордионный «струмент» малого размера, — дело в том, что на первом-втором годе игры обычный аккордеон был для меня слишком велик. Способностями в музыке я не блистал, особым слухом не обладал, но в силу обстоятельств был вынужден подчиниться воле родителей. Увы, и так во всех странах во все времена, — родители заставляют детей делать то, что их чадам явно в тягость. Мой лучший друг, — он уже лет пятнадцать в Японии, — в детстве был вынужден заниматься фигурным катанием и игрой на пианинЕ. Сейчас он предпочитает не вспоминать об этом. Он приезжал к нам в Ванкувер два раза, и когда, порядком выпив, я начинал издеваться над его художественными достижениями, он был готов запустить в меня стаканом вина. Или, вот вам пример наоборот: сын моего другого друга в Ванкувере в никакие музыкальные школы здесь не ходил, с репетиторами не занимался. Теперь он учится на музыкальном факультете UBC, причем получил стипендию. «Жисть» волей-неволей расставляет все на свои места…

Я же всего-навсего хочу, чтобы мои дети росли нормальными, — в меру учились, в меру играли в их детские игры и закончили какой-нибудь ОБЫЧНЫЙ двухгодичный колледж. Потом поехали бы в Азию преподавать английский язык. Глядишь, к тому времени сами решат, чё им по душе. Да, никакое RESP тоже не нужно. По опыту друзей вижу, — их дети поступили и в UBC и в SFU просто так за «отличную» успеваемость в старших классах. А будут учиться плохо, так, во-первых, можно и заем им взять или вообще не поступать никуда, если к занятиям тяги нет. Ведь университеты пока и для того существуют, чтобы в них худо-бедно учились, а не баклуши били, верно?

Возвращаясь к стандартизации экзаменов и зачетов, успешная сдача которых превратились в «прямой путь» или «зеленый коридор» для дальнейшего образования и карьеры (то, о чем с негодованием пишет Джейк), я вынужден признать, что это нехорошо, что это неправильно, что сиё есмь издержки стабильной страны с ее стандартизацией всего и вся. А иначе, с другой стороны, и порядка и законности, черт возьми, не будет, и тогда никто не будет сюда иммигрировать, ибо и понятие «Запад», как системы, отомрет. Куда мы поедем?

Мне, хорошо, однако рассуждать, поскольку я люблю Восток, — смогу и в Ванкувере остаться, подучив другой восточный язык или на самОй Восток перебраться. А что делать прочим, кто не толерантен к разным национальностям, кто не любит однополые браки и курение марихуаны? Но это темы для иных размышлений J. Также, следуя Волтеру (я перечитал роман «Кандид») скажу: а зачем улучшать что-то. Строй, как поведал просветитель, счастливый сад в своем собственном доме, но не государстве. Вот это, последнее, я и пытаюсь делать тут в Канаде. К сожалению, с бюрократической системой часто бороться приходится…
Митха Григорай

Образование в России, Японии, Канаде и США. Часть I
Образование в России, Японии, Канаде и США. Часть II
Образование в России, Японии, Канаде и США. Часть III
Образование в России, Японии, Канаде и США. Часть IV

Понравилось? Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *