Жизнь в кооперативе: взгляд изнутри (Часть 2-ая)

Продолжение. Начало здесь

Мы же с женой решили: дураков надо учить. Каждый от своего имени, однако согласовав, написал письмо в «Борд». Мы упомянули, что если вопрос не будет решен положительно в нашу сторону, — мы готовы принять простое извинение, — пойдем дальше: напишем письма в управление кооператива, в ассоциацию кооперативов и т.д. Действия «Борда» мы расценили, как «harassment». Я даже сравнил это, как атмосферу стукачества с элементами диктатуры, присущих, например, Советскому Союзу при Сталине. То, что они хотят заставить ходить детей по струнке, я приравнял к фашистской армии в стиле «ein, zwei, drei!». Еще я написал нашему президенту. Он потом пришел ко мне и за «дурость» некоторых «директоров» извинился лично, сказав, что с того собрания он ушел раньше, иначе бы остановил инициаторов. Еще президент сказал: если моя жена захочет идти на собрание «Борда» и разбираться, то может это сделать, но не советует, потому что «Борд» признаёт свою ошибку. Одним словом, шуму и переполоху мы своими письмами наделали немалого. Одно дело, просто накричать, поругаться, другое, составить и отправить запротоколированный документ. Тут уже, как говорится, нужно принимать меры. Писем в Северной Америке, порочащих репутацию организаций, не любят.

Последствия сего случая. Нас члены «Борда» стали обходить стороной. Если же мы сталкиваемся лицом к лицу, то они осклабливаются в самой что ни на есть приветливой улыбке и на весь двор кричат: «Hi, How are you doing!» Я думаю, «как и что я делаю» их абсолютно не интересует, но соседи должны знать, что все обстоит прекрасно в вотчине. А еще детей, как метлой, смело со двора. Я, конечно, понимаю, началась школа, но все дети, как будто сговорившись, на полгода пропали со двора, и не слышно было их голосов с площадки. Этого добивался совет домохозяек, которым захотелось поиграть в политику? Они-то поиграли, а вот дети оказались запертыми в четырех стенах. Вы ведь знаете, осень в Ванкувере длится до начала января, иногда плавно переходит в весну, однако все дружно сидели по домам.

Еще один неприятный эпизод, — он связан с одним из членов «Борда». Когда мы только въехали, сын дамы-члена с самой, что ни на есть дури, в спину кинул бейсбольным мячом в спину моей дочери. За то, что она со своими новыми подругами с ним не хотела играть. Когда я пришел разбираться, маман-домохозяйка стала уверять, что сын это сделал случайно. Еще она сказала, что по правилам кооператива все дети обязаны играть вместе. Что за чушь собачья и что это за такие правила? Так вот, после случая с «вандализмом» и еще эдак через месяца три, эта самая маман прибежала в гневе и под нашей дверью стала орать, что наша дочь ее оскорбила. Жене пришлось провести расследование. Оказалось, что дочь и ее подруга опять-таки не захотели играть с сыном оной. Та вышла и в «директивной» форме пыталась заставить нашу дочь играть с ее сыном, который, кстати, пользуется репутацией психически неуравновешенного подростка. Наша дочь весьма смела на язык, за словом в карман не полезет, вот и выругалась в адрес мамаши, обозвав ту всего-навсего дурой. Пришлось писать этой, пардон, даме и мирно «грозить», что и на «Борде» будем разбирать сей вопрос. Естественно, я сказал нашему президенту, что моя жена возмущена неоправданным напором некоторых родителей и хотела бы пойти на заседание, чтобы разобраться в проблеме. Разумеется, жена никуда не пошла, а вот та дама-дура на заседание не явилась. Скорее всего, испугалась конфронтации лицом к лицу.

Попутно прошло еще одно мероприятие – уборка территории по осени. Я, опять, как последний идиот, пришел раньше всех и работал не четыре часа, как полагалось, а восемь. Причем, не сачковал. Всех работающих набралось человек семь. Интересно, что на собрании через месяц больше всех хвалили какого-то китайца, как самого активного в деле облагораживания территории, — я его, честно говоря, на субботнике не видел. Да, китайцы очень трудолюбивы, но, как правило, любят работать исключительно на себя или свой бизнес. Про автора сих строк никто и не вспомнил. Раз речь зашла о собраниях, то их много, чуть ли не каждый месяц. Однако их не обязательно систематически посещать. Повторяем, главный критерий – это уплата ренты. Ходить лучше на собрания, которые раз в год просто потому, чтобы быть в курсе, что происходит или выбрать/завалить тот же «Борд». Можете и свою кандидатуру выставить, и тогда вас ждет политическая игра с интригами и посещением митингов.

Есть еще комитеты с их председателями: социальный, «Grounds», газета и проч. Говорят, желательно быть членом какого-нибудь. Я был членом «Grounds», но наш сосед слева председатель в оном. Когда дети в нашем «unit» начинают ходить ходуном или кто из гостей шумно говорит, сосед принимается долбить в стенку. Он простой канадский труженик из тех, кого в Северной Америке именуют «handyman» с большой долей «redneck-ства». Сейчас, правда, стучать в стену перестал, так что караокэ покупать можно смело. Но все равно, ходить на собрания комитета и слушать, что он там бубнит, мне стало неинтересно и скучно. Соседи справа – иранцы; премилейшие люди, однако, к ним часто приезжают гости. Кто знает, что они там затевают? Вот тот, что слева, личность пренаигнуснейшая, но я более чем уверен, что он наичестнейший человек в социальном и политическом плане.

Вернусь к приятным моментам жизни в кооперативе. Дети могут играть прямо под окнами, где вход в наши таунхаузы, или сзади блока – там детская площадка. По весне у нас изумительно цветет сакура, садовники исправно стригут траву и следят за цветами, — это не входит в обязанности жильцов. Я считаю, существует что-то наподобие коллективной сплоченности, хотя в разрозненной форме. Не знаю теперь уж, хорошо это или плохо. Более или менее недурственно осуществляется «maintenance», то есть ремонт внутри и снаружи «units». Пишешь заявку с пожеланием, бросаешь в ящик и через время мастеровые посещают тебя. Я теперь и заявку не пишу после того, как угостил англичанина-мастерового своим домашним вином, а какой англичанин откажется пропустить стаканчик-другой? Теперь мужичок сам прибегает ко мне. Еще многие кооперативы – субсидированные. Право пользоваться льготами, как правило, наступает через год после вселения. Многие его, конечно же, используют. А почему бы и нет?

Самое, пожалуй, интересное из жизни кооперативов то, что наступит, когда истечет срок погашения «mortgage». В нашем случае это будет через одиннадцать лет, если проживем здесь так долго. Говорят, резко снизится рентная плата, и по логике вещей коопы отойдут их владельцам. Владелец – сам кооператив, значит все, кто там живет, будут арендовать у организации, которая им управляет финансово. Не путайте, пожалуйста, с «Бордом» – он только следит за моральным обликом. Я уже слышал про такой кооператив, выплативший долг, — там платят что-то около шестисот долларов. Логически, это деньги на содержание и управленческие расходы.

Вот, пожалуй, и все из нашего скромного опыта проживания в кооперативе больше одного года. Уборка территории в этом году проводилась 22 апреля, — я не шучу. Случись, кто-нибудь меня укорит в том, что я не вышел на субботник, я отвечу, — я не согласен с идеологической установкой нашего кооператива. Если у вас возникнут еще вопросы из жизни кооперативов, — я, разумеется, осветил далеко не все, — обращайтесь в редакцию за моим телефоном и/или и-мэйлом.
Мичеле Григоцци

Понравилось? Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *